Этот таинственный город N

АНАСТАСИЯ КИМ,- «РБК daily», 2009, 15 апреля

На Владимирском проспекте появился таинственный провинциальный городишко, нравы которого вызовут смех у любого случайно забредшего сюда приличного и достойного во всех отношениях господина, а кое-какие «грешки» и «незначительные пороки», возможно, покажутся даже чрезмерными, бесстыдными и дикими. Впрочем, как справедливо написал Гоголь, «на зеркало неча пенять, коли рожа крива». 
Постановка «Ревизора» могла стать премьерой для галочки и просто формальной штучкой - такова уж печальная отличительная черта многих работ по необходимости и надобности. Но спектакль в Театре им. Ленсовета родился здоровым и веселым. Режиссер Сергей Федотов и хореограф Сергей Грицай придумали для каждого жителя города N точные и «говорящие» жесты и поместили персонажей в нарочито классический интерьер (художник Ирина Долгова). 
Пространство условно разделено на две части: огромная барочная рама выделяет авансцену (основное место действия, где с одной стороны на возвышении находится трактирная комнатенка, а с другой - окно дома Городничего) и одновременно подчеркивает глубину сцены, где разместились фортепиано, диван и камин, образовав симпатичную гостиную. Хозяин дома, конечно, Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, более известный как Городничий. Энергии Сергея Мигицко, который выступает в роли предводителя, хватило бы на десятерых молодчиков. То его герой, узнав о приезде столичного ревизора, пугает нервным широким шагом, заставляющим подол домашнего халата вздыматься, как наполеоновский плащ, то изображает жужжащего жучка-министра, иллюстрируя рассказ лжеважного гостя о толпящихся просителях в его петербургском доме, то резким жестом страстного дирижера обрывает пение своих подопечных чиновников, готовых на все, лишь бы угодить Хлестакову. 
Не хватает Городничему лишь сил уследить за своей красоткой женой (Анна Алексахина) и неповоротливой влюбчивой дочкой (Маргарита Иванова). Молодящуюся Анну Андреевну наградили жестом выразительным: время от времени она, послюнявив пальчик, подправляет закрученный на лбу нелепый локон, торчащий из-под чепца. Соблазняя Хлестакова, она делает это движение, стараясь добавить своей и так до невозможности изысканной натуре шарма. Дочка всеми силами стремится не проиграть маменьке кавалера и, преодолев робость, даже решается петь и танцевать. Тем не менее точку в коронном выходе Марьи Антоновны на пуантах ставит жена Городничего: бросив ворох блестящих бумажек, она в псевдоизящной форме завершает этот провинциальный концерт. 
Впрочем, подобные шоу устраивают все присутствующие, начиная со смешных городских помещиков Добчинского (Петр Квасов) и Бобчинского (Евгений Филатов), выступающих в пародирующем дуэте, и необъятного попечителя богоугодных заведений Земляники (Александр Новиков), заканчивая уездным лекарем (Эрнест Тимерханов), совершенно не говорящим по-русски, но страстно желающим быть полезным. 
Но центром всего, конечно, является Хлестаков (Олег Федоров). Хотя созданному образу не хватает какого-нибудь повторяющегося «говорящего» жеста, он прочерчен метко и четко. Уж до чего он хорош в своем вранье: и прыгает, и тростью поигрывает, и улыбается. Да и убегая через окно со своим слугой Осипом (Александр Сулимов), он больше напоминает добродушного и безвольного Подколесина из «Женитьбы», чем злого черта, обхитрившего целый город опытных чиновников. Остается лишь прыгнуть за ним и проверить, куда побежал! 
АНАСТАСИЯ КИМ