КРАСНОЕ НА ЧЕРНОМ

Мария КИНГИСЕПП,- «INFOSKOP», 2014, март

В Театре им. Ленсовета вышла премьера спектакля Юрия Бутусова по пьесе А.П. Чехова «Три сестры». По духу и в эстетике ленинградского рока это «красное на черном», если вы понимаете, о чем я. Афиша выглядит и настраивает точно так же.
В этих «Трех сестрах» почти нет Чехова в привычной подаче «порефлексировать». Зато есть почти абсолютный Бутусов, со всей сопутствующей атрибутикой (разве что без участия в спектакле студентов - вероятно, потому, что ленсоветовский курс нынче очень плотно задействован на малой сцене театра).
Отправляясь на эту премьеру, я в шутку поклялась «съесть свою шляпу», если не увижу того же, что было в последних бутусовских (или курируемых им) постановках в Ленсовета: многочасового действия, бесчисленных переодеваний, разминочно-этюдного метода, повторов сцен, льющейся воды и, как следствие, насквозь мокрых актеров, десятка-другого разномастных музыкальных тем (классика, джаз, хард-, панк- и прочий рок, советская и российская эстрада), стойки с микрофоном, цирковых реприз, площадной эксцентрики, выбеленных или раскрашенных лиц, пудреных париков, немых сцен, долгих пауз, валящихся на сцену предметов, трагикомического фарса, сброшенных туфель, оголенных ног, разгульной вечеринки, ярких деталей костюмов, приковывающих взгляд, рушащихся стен, беготни по залу и детских дворовых игр.
Условная шляпа осталась цела: все это снова в наличии. Вдобавок сестры Ольга (Анна Алексахина), Маша (Ольга Муравицкая) и Ирина (Лаура Пицхелаури), пробужденные Бутусовым от векового сценического монотона, вооружены и опасны: за счастьем - хоть на передовую. Они выходят на авансцену, как на митинг протеста, с прищуром целятся в зал и нервно - друг в друга, размахивают флагом, толкают речи... Но лучшая доля для них предсказуемо оказывается мифом: не факт, что хорошо там, где нас нет, да и от себя не убежишь. Перенасыщенное актерскими эскападами действие слегка утомляет, но суть его вдруг перекликается с текстом песни «Красное на черном», программной вещи группы «Алиса»: «Шаг за шагом, босиком по воде, времена, что отпущены нам, солнцем в праздник, солью в беде души резали напополам». Сестрам Прозоровым души разрезали и вынули. А в финале их, поникших стареющих девушек, раздавленных безысходностью, одевают невестами (хоть замуж по расчету, лишь бы жизнь поменять) - и замуровывают заживо. Мужскими, причем, руками.
«И как эпилог - все та же любовь, а как пролог - все та же смерть». Будто бы Кинчев про спектакль Бутусова это написал и спел.
Мария КИНГИСЕПП