Люди и страсти в одном фламенко

Екатерина Омецинская,- «Новости Петербурга», 2008, 12 - 18 февраля

На сцене Театра имени Ленсовета состоялась премьера - «Испанская баллада» по одноименному роману Лиона Фейхтвангера.
Король-католик Альфонсо (Семен Стругачев) влюбился в еврейку Ракель (Лаура Лаури). А перед этим по совету жены (Елена Комиссаренко) назначил отца возлюбленной Иегуду (Сергей Мигицко) ответственным за финансирование крестовых походов. Еврейская шахрезада «заговорила зубы» испанскому вояке на долгих (для XIII века) семь мирных лет, но когда затея с очередным походом провалилась, национальный вопрос и проблемы вероисповедания не замедлили встать на повестке дня...
Осуществил постановку московский режиссер Гарольд Стрелков. Нынче его из гастролеров прочат перевести в руководители театра на Владимирском. Впрочем, пока это лишь слухи, и временно премьеру в Ленсовета можно не рассматривать как «программное» произведение, вызывающее некоторые вопросы, первый из которых - зачем Фейхтвангер?
Любители классической фундаментальности его романов, думается, будут разочарованы тем, что местами трагедию оборачивают фарсом, несмотря на обещанную «шекспировскую фактуру». Жанр баллады хорош на бумаге, но не всегда находит точные образы и форму на сцене.
Безмерно затянутое первое действие (один час из двух) статично обрисовывает зрителю преамбулу любовного переполоха, замешанного на большой политике. Недостаток динамики восполняется физическими метаниями актеров по площадке и исполнением фламенко профессионалами в обеих ипостасях - вокале (москвичка Виктория Рябинина, действительно, чудо как хороша) и танце. Еще один закономерный вопрос - неужели ресурс театра так слаб, что потребовал стороннего подкрепления?
Несмотря на то, что поют в спектакле на русском, герои много говорят и молятся на латыни, испанском и иврите. Определенные ассоциации с приставкой «Лен» вынуждают задать еще один вопрос: неужели даже ученикам Фоменко не дают покоя лавры Захарова? Общее впечатление - пафоса больше, чем мастерства. Но прием разделения людей и страстей приносит зрительские плоды - бурные аплодисменты, переходящие в овацию...

Екатерина Омецинская