«Night and day»

Вера Николаева «Театральный Петербург», 2007, № 17, 16 – 30 ноября.

14 и 15 ноября на сцене Театра имени Ленсовета - премьера спектакля «Night and day» по пьесе современного сербского автора Биляны Срблянович. На городской театральной афише эта пьеса уже появилась под другим названием - «Саранча». Накануне премьеры мы узнали у режиссёра-постановщика спектакля, заслуженного деятеля искусств России Владимира Сергеевича Петрова, о метаморфозах с названием и о многом другом. 

КОР. Давайте напомним петербургским зрителям про Вас - кто Вы, откуда? В Питере у Вас давненько не было премьеры, со времён «Кровати для троих» по Павичу уже четыре года прошло.

- Родился я в Киеве. Обременён тремя высшими образованиями. Сначала получил диплом геофизика. Потом - диплом артиста в Киевском государственном театральном институте имени Карпенко-Карого. Служил артистом в Харьковском драматическом театре и параллельно заочно в том же институте получил диплом режиссёра. Завершились «мои университеты» в 1980 году. Потом были Рига, Севастополь, Омск.

КОР. Какое актёрское амплуа у Вас было?

- Широкого профиля. Был и Карениным в «Живом трупе», и Мэкки-Ножом в «Трехгрошовой опере», и Глумовым в «Мудреце», и чистые комедии играл. Аркадий Кац, замечательный режиссёр, говорил: «Какой артист пропал! Зачем он в режиссуру пошёл?» 

КОР. Что же Вас потянуло в сторону от блестящей карьеры артиста?

- «В сторону» меня повело, ещё когда я учился на артиста. Дело в том, что я писал - пьесы, рассказы, стихи, сочинял музыку (имею музыкальное образование), рисовал - то есть композиционное, пространственное мышление мне досталось, частенько и сценографию делаю сам. Поэтому в актёрском ремесле мне было тесновато, хотелось более полного самовыражения.

КОР. По сцене не скучаете?

- Если бы я вдруг понадобился какому-то режиссёру для серьёзной, интересной творческой задачи, то почему нет. Был случай, когда, уже будучи главным режиссёром Омской драмы, я позвал Каца ставить «Три сестры», а он поставил условие - если я играю Вершинина, то делает спектакль, если отказываюсь - никакого спектакля не будет. Я сопротивлялся изо всех сил - главный режиссёр лезет на сцену играть большую роль, это так опасно, тем более труппа Омского театра сильная, есть, кому играть, чего ради так подставляться? «Мало того, что он нами командует, нас учит, как играть, так он ещё и сам играет, гад такой. Мало ему». Но Кац упёрся. Я согласился, думая, что потом тихонечко слиняю, кого-то вместо себя введу. Но кончилось всё тем, что на театральном фестивале я получил приз за лучшую мужскую роль. Такой вот казус.

КОР. Сейчас у Вас где «порт приписки»?

- Трудовая книжка лежит в Школе-студии МХТ, я там преподаю актёрство, профессор. Плюс делаю спектакли на сцене МХТ, последние работы - «Живи и помни» Распутина, «Двенадцать картин из жизни художника» Купера. Только что выпустил «Евгения Онегина» во Владимирской драме. 

КОР. Национальную театральную премию «Золотая Маска» в режиссёрской номинации Вы за какой спектакль получили?

- За «Женщину в песках» Кобо Абэ в Омской драме. Даже три «Маски» - за режиссуру, лучшую мужскую и лучшую женскую роль.

КОР. Пьеса Биляны Срблянович «Саранча» как появилась в Вашем «портфеле»?

- У меня давние творческие связи с переводчицей с сербского Ларисой Савельевой, ещё со времён моей постановки «Вечности и одного дня» Павича во МХТ. Она позвонила и сказала - есть хорошая новая пьеса. Пьеса мне сразу понравилась. В это время как раз шли переговоры с Театром Ленсовета о моей новой постановке. Я предложил - театр взял. 

КОР. Срблянович для Сербии - это тамошняя «новая драма»?

- У нас «новой драмой» называют очень определённый слой драматургии, как правило, с маргинальным сюжетом и ненормативной лексикой, в просторечии - «чернуха». Пьеса Биляны, при всех сложностях человеческого мира, которые она описывает, имеет светлое начало. В пьесе есть надежда. 

КОР. По стилистике её драматургия для Вас - из ряда Павича, Мрожека?

- Нет. Срблянович - вполне традиционный драматург, в ней авангарда броского никакого нет. Космического мышления Павича - на грани мифа и анекдота - в её сюжетах нет, как нет и мощного мрожековского абсурда. Конечно же, как в любой хорошей пьесе, у неё есть и доля парадоксальности, и доля абсурда, но эти дозы не превалируют над грамотно и тонко выстроенной подробной человеческой историей, состоящей из интересных людских характеров. 

КОР. Театр на афише изменил название пьесы на «Night and day». С чем это связано?

- У меня есть подозрение, что Биляна, написав полифоничную пьесу, где нет главного героя, где взаимодействует ансамбль характеров, сама не знала, как назвать пьесу. Так бывает. Названия классические, вот как - «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Иванов», даже «Три сестры» - не подходят. 

КОР. А подходит «Война и мир»...

- Да, если хотите, что-то в этом роде, «Жизнь и судьба» например. «Саранча» - это одна из тем монолога одного из героев. На всю компанию героев название проецируется мало. Песня Кола Портера «Night and day» звучит в пьесе лейтмотивом (в нашем спектакле она будет звучать многажды в различных оркестровых интерпретациях), подчёркивая дуалистичность отношения автора к жизни. Пьеса Срблянович - смешная и трагичная, как жизнь, в ней перемешаны свет и тень, горе и беда, радость и печаль, любовь и ненависть, отчаяние и надежда, весна и зима, тёмное и белое, мрачное и светлое, ночь и день. «Night and day» - это и есть внутренняя сущность рассказываемой нами истории. Жанр - «игры взрослых людей». Это жанровое определение родилось в процессе репетиций. Люди играли - и доигрались, заигрались. Каждый. 

КОР. В одном из интервью по поводу «Кровати для троих» Вы сформулировали - «Стараюсь спеть свою песню, но внятно». Если считать пьесу мотивом песни, то какие слова должны услышать зрители на спектакле «Night and day»? Что зритель должен получить от спектакля?

- К режиссёрским декларациям отношусь очень настороженно. Все эти определения главной темы, вроде: «Три сестры» - тоска по лучшей жизни», ничего ведь реально не дают для подлинной полноценной жизни спектакля. Мне кажется, что чем лучше пьеса, тем она даёт больше возможностей рассказать про жизнь. А про что моя жизнь, про что Ваша жизнь? Это всегда многоуровневый слой добра и зла, депрессии и оптимизма, определить главную тему невозможно. И не нужно. Главное - пьеса даёт возможность построить на сцене жизнь. Повторюсь: в пьесе нет второстепенных и главных персонажей, все одиннадцать героев имеют равноценную тему в оркестре. Три поколения, разные социальные слои, тонко и вкусно выписанные характеры. Кстати, пьесу можно было бы назвать «Отцы и дети». 

КОР. Расскажите, кто играет в спектакле.

- Старшее поколение героев представят Владимир Матвеев, Олег Леваков, Александр Сулимов, Лидия Ледяйкина, среднее - Сергей Мигицко, Лариса Луппиан, Ирина Савицкова, Евгений Филатов, Анна Ковальчук, Александр Новиков, младшее - Аня Мигицко. Надеюсь, этот оркестр сыграет искусно и гармонично.

Беседу вела Вера Николаева