Раскольников и Брейвик: цена человеческой жизни

Яна Чичина,-okolo.me, 02 Янв 2014

Спектакль «Преступление и наказание» как будто родился из предыдущей премьеры театра им. Ленсовета «Достоевский. Эскизы», где среди других произведений Федора Михайловича были эскизы и к «Преступлению и наказанию». Снова оголенные черные стены, снова надписи белом мелом на этих стенах, снова преобладание черного, белого и красного в одежде актеров. Эти детали оформления уже становятся визитной карточкой актерского курса.

 

Спектакль, представленный сценами, которые точно вырываются из темноты, - это не просто современный взгляд на Достоевского или перенос проблем, поднятых в романе, в наши дни. Это параллели между двумя эпохами с акцентами на сходстве проблем. Выступающий в качестве режиссера спектакля Сергей Волков играет сразу двух персонажей: Раскольникова и Андерса Брейвика (норвежский террорист, взорвавший бомбу в центре Осло и расстрелявший молодежный лагерь).

То, что Брейвик оказался в контексте «Преступления и наказания», объясняется очень просто - вопрос «Кто я, тварь дражащая или право имеющий?» становится ключевым как для Раскольникова, так и для Андерса. И способы ответить на этот вопрос, и сами ответы у них приблизительно одни - ни хотели доказать свои идеи ценой человеческих жизней.

 

Параллель между Раскольниковым и Брейвиком особенно хорошо прослеживается благодаря тому, что обе роли играет один актер. Никакими внешними изменениями Сергей Волков смену персонажа не обуславливает. Он переключается с одного персонажа на другого мгновенно, меняя лишь тембр голоса. В спектакль вставлены сцены-монологи то, одного, то другого, они перекликаются, сливаются, в какой-то момент становятся диалогом, потом снова возвращаются к монологичной форме.

 

Сергей Волков удивительно точно проводит линии двух своих персонажей, и они оба имеют свою целостность, несмотря на эпизодичность спектакля. Раскольникова Сергей Волков постепенно проводит от уверенного заявления: «Да, я убил» до потерянного состояния, в котором он и произносит последний монолог в финале: «У меня есть цель. Какая? Да какая-то была. Должен же в этом быть хоть какой-то смысл?». Этот монолог актер как бы вкладывает в уста обоих своих персонажей, почти невозможно определить, кому именно они принадлежат.

Казалось бы, двойник Раскольникова из сегодняшних дней должен быть на его стороне. Но Андерс чуть ли не презирает Родиона Романовича, видя его конец либо как раскаяние, либо как самоубийство, а оба варианта равны поражению. Если Раскольников постепенно приходит к осознанию разрушения теории или себя в роли «право имеющего», то Андерс во всех монологах был твердо уверен в себе и своих идеях. Поэтому его мысленное слияние с подавленным Раскольниковым в финальном монологе неожиданно.

Выбранные сцены из романа направлены на раскрытие темы жертв. Кто-то жертвует собой ради других (Соня Мармеладова и Дунечка), а кто-то другими ради себя (Свидригайлов, Мармеладов, Катерина Ивановна). Раскольников умоляет обеих девушек прекратить приносить себя в жертву, считая это неправильным и бессмысленным. В этом его колоссальное отличие от Брейвика, который в своих идеях не жалеет никого.

 

Построенный на сопоставлении двух, совершенно разных историй (классического романа Достоевского и реального современного события), спектакль получился совершенно не о времени. В 1886-м или 2011- м происходили страшные события - не важно. Важно то, что и тогда, и сейчас человеческая жизнь обесценивается. Она не значит почти ничего. И тогда, и сейчас находятся люди, для которых жизнь других - это только средство для достижения каких-то целей.

Автор текста: Яна Чичина