Владимир Петров о замысле

Владимир Петров,- Петербургский театральный журнал № 51 (2008г.)

К режиссерским декларациям отношусь очень настороженно. Все эти определения главной темы вроде «Три сестры» - «тоска по лучшей жизни» ничего реально не дают для подлинной полноценной жизни спектакля. Мне кажется, что чем лучше пьеса, тем она дает больше возможностей рассказать про жизнь. А про что моя жизнь, про что ваша жизнь?

У меня давние творческие связи с переводчицей с сербского Ларисой Савельевой, еще со времен моей постановки «Вечности и одного дня» Павича в МХТ. Она позвонила и сказала - есть хорошая новая пьеса. Пьеса мне сразу понравилась. В это время как раз шли переговоры с театром им. Ленсовета о моей новой постановке. Я предложил - театр взял.

У нас «новой драмой» называют очень определенный слой драматургии, как правило, с маргинальным сюжетом и ненормативной лексикой, в просторечии - «чернуха». Пьеса Биляны, при всех сложностях человеческого мира, которые она описывает, имеет светлое начало. В пьесе есть надежда. Срблянович - вполне традиционный драматург, ни броского авангарда, ни космического мышления Павича - на грани мифа и анекдота - в ее сюжетах нет, как нет и мощного мрожековского абсурда. Конечно же, как в любой хорошей пьесе, у нее есть и доля парадоксальности, и доля абсурда, но они не превалируют над грамотно и тонко выстроенной подробной человеческой историей.

У меня есть подозрение, что Биляна, написав полифоничную пьесу, где нет главного героя, где взаимодействует ансамбль характеров, сама не знала, как ее назвать. Так бывает. Названия классические, вот как «Анна Каренина», «Евгений Онегин», «Иванов», даже «Три сестры», не подходят. «Саранча» - это одна из тем монолога одного из героев. На всю компанию героев название проецируется мало. Песня Кола Портера «Night and day» звучит в пьесе лейтмотивом (в нашем спектакле она будет звучать многажды в различных оркестровых интерпретациях), подчеркивая дуалистичность отношения автора к жизни. Пьеса Срблянович - смешная и трагичная, как жизнь, в ней перемешаны свет и тень, горе и беда, радость и печаль, любовь и ненависть, отчаяние и надежда, весна и зима, темное и белое, мрачное и светлое, ночь и день. «Night and day» - это и есть внутренняя сущность рассказываемой нами истории. Жанр - «игры взрослых людей». Это жанровое определение родилось в процессе репетиций. Люди играли - и доигрались, заигрались. Каждый.

Определить главную тему невозможно. И не нужно. Главное - пьеса дает возможность построить на сцене жизнь. Повторюсь: в пьесе нет второстепенных и главных персонажей, все одиннадцать героев имеют равноценную тему в оркестре. Три поколения, разные социальные слои, тонко и вкусно выписанные характеры. Кстати, пьесу можно было бы назвать «Отцы и дети».

Владимир Петров